top of page

О промышленности в 2023 году: прогноз негативный, прорывы возможны – MASHNEWS

Федеральный бюджет на 2023 год утверждён — 5 декабря его подписал президент России. Основная часть расходов в будущем году придётся на социальную политику (доля в общем объёме расходов — 25,3%), оборону (17,1%) и национальную безопасность (15,2%). Расходы на национальную экономику уменьшены по сравнению с этим годом.

Экс-министр экономики РФ, доктор экономических наук Андрей Нечаев рассказал MASHNEWS о том, почему бюджет получился таким и что ждёт отечественную промышленность в 2023 году.

Спад ниже ожиданий — финансирование можно сокращать

— Согласно бюджету на 2023 год, расходы на национальную экономику составят 3,51 трлн рублей, но снизятся на 18,61%. Что это означает для промышленности?

— Видимо, наши власти считают, что в промышленности всё неплохо, поскольку спад оказался ниже ожиданий, поэтому решили, что можно сократить финансирование. Это неудивительно для страны, которая ведёт боевые действия, — приоритет военных расходов и вообще расходов, связанных с безопасностью в широком смысле, которые у нас составляют, даже по открытым статьям, примерно треть бюджета. Но, поверьте мне на слово, ещё есть большое количество закрытых статей, поэтому я думаю, что реальные цифры гораздо выше. Тем более, что Минфин теперь очень сдержанно публикует отчётность по статьям бюджета в части расходов. Поэтому, логично, что надо что-то резать.

Наряду с национальной экономикой сокращаются расходы на образование, экологию, жилищное хозяйство, малый и средний бизнес, который и так после пандемии находится в тяжелейшем положении. Плюс по бизнесу, конечно, удар нанесла мобилизация и связанная с ней эмиграция. В целом это может быть цифра на фоне трудовых ресурсов и не бог весть какая (хотя есть оценки от 1 до 1,5 млн. человек), но тем не менее. Для малого бизнеса, где часто один-два специалиста трудятся на какой-то позиции, потеря этого специалиста просто критична.

— По данным Росстата, за январь-октябрь 2022 года отечественная промышленность оказалась практически на том же уровне, что и год назад. В октябре 2022-го объём промпроизводства впервые с начала года вышел на уровень октября 2019 года, когда ещё не началась пандемия. То есть ситуация выправилась?

— Я бы сказал так: это цифры, которые нам даёт Росстат. Возьмём, например, те данные, которые он приводит по инфляции. Сейчас там — 12% с небольшим. Если альтернативные исследования известного агентства "Ромир". У них своя методика. Они дают цифры роста потребительских цен в 3,5 раза более высокие, чем официальные данные Росстата.

По промышленности альтернативных исследований я не видел, но, если Росстат даёт своеобразные данные по одному показателю, то есть основания предполагать, что и другие показатели он тоже завышает или занижает, как в случае с инфляцией. В любом случае мы не можем говорить о какой-то устойчивой тенденции, потому что по сентябрю было падение, по октябрю вроде бы небольшой рост.

Давайте просто не забывать, что у нас в принципе ВВП (в большей степени) и промышленность (в меньшей степени) падают с 2008 года. Вернее, мы находимся в ситуации стагнации: небольшой рост, падение, нулевой рост. За всё это время, без нынешнего года, общий темп роста экономики был менее 1%. Мы всё больше и больше отстаём не только от Китая и Индии, с их совершенно другими показателями, но и от развитых стран. Причём отстаём именно в области высоких технологий, и ситуация очень неровная в промышленности.

Где-то действительно реальный рост, но автомобилестроение и производство вагонов рухнули. Если я не ошибаюсь, не было выпущено ни одного авиалайнера. По крайней мере средне- и дальнемагистрального. Я говорю о гражданских самолётах, конечно. Есть сектора, которые критически зависели от импорта, где падение носит драматический характер, но есть сектора, где всё более благополучно.

Скорее всего, эффект так называемых технологических санкций будет нарастать. Я разговаривал со многими бизнесменами. Они свидетельствуют, что были запасы по комплектующим, по запчастям. Сейчас эти запасы исчерпаны. Самый яркий пример, который не имеет отношения к производству. Просто в качестве иллюстрации. Все российские авиакомпании (первой начала "Победа") часть своих импортных самолётов разбирают на запчасти для того, чтобы летали оставшиеся.

Россия стала частью мировой экономики со всеми плюсами и минусами этого процесса. По многим секторам мы критически зависим от импорта, в том числе по автомобилестроению, которое было в значительной степени построено на сборке иностранных автомобилей, с той или иной степенью локализации.

Прорывы и отставания

— Вы говорите о зависимости от импорта. В бюджете предусмотрены специальные средства на развитие импортозамещения — 1 трлн 700 млрд рублей. Подразумевается, что в первую очередь в стране должны решаться проблемы с авиастроением и электроникой. Эти траты могут дать положительный результат?

— Где-то, вероятно, смогут. Например, вместо Volkswagen производить китайские аналоги, но есть болезненный пример именно из авиастроения. У нас последний дальний магистральный гражданский самолёт был выпущен в 2011 году. Фактически надо начинать с нуля. Даже тот самолёт был ещё советской разработки с какими-то модификациями.

Возьмем, например, замечательный проект Sukhoi Superjet 100. Без всякой иронии говорю. Хороший был символ международной интеграции и кооперации. В нём 40% — импортные составляющие. Тут, на самом деле, даже неважно 40% их или 3%. Если, например, у вас нет двигателя, самолёт не полетит. Неважно, какую часть его стоимости двигатель составляет: 5%, 7% или 12%. Если у вас нет электроники, самолёт не полетит. Опять же неважно, какую долю эта электроника составляет. Тут хоть триллион влей, хоть два — она не появится.

Какие-то позиции Китай может заместить, на что сейчас в значительной степени делается ставка. В Индию наш Минпромторг обратился с целым списком из более 500 товаров, которые мы бы хотели там закупить. Позиции связаны с высокотехнологичной продукцией. Но они боятся вторичных санкций. Понятно, что для этих стран европейский и американский рынки (при всей заинтересованности в российском) существенно важнее по объёму. Поэтому, когда возникают риски, что можно налететь на вторичные санкции и потерять позиции на тех рынках, боюсь, что Индия и КНР будут делать выбор не в нашу пользу.

Ну и последнее, что меня больше всего смущает в нынешней ситуации, это то, что, скорее всего, будет взят курс на мобилизационную экономику советского типа. Значительная часть бюджета будет связана с военно-промышленным комплексом. Сторонники этого направления всегда говорят: Советский Союз первым запустил спутник, первый космонавт был из СССР. Это правда. На каких-то отдельных направлениях можно достичь серьёзных прорывов, но я в таком случае всегда отвечаю: к сожалению, туалетную бумагу в СССР начали производить только в 1969 году, лучшим автомобилем 25 лет были разные модели "Жигулей", каждая из которых была перепевом итальянского "Фиата" начала 1960-х годов. Я боюсь, что сейчас произойдёт то же самое. Будет концентрация на каких-то приоритетных направлений, где действительно возможен прорыв, но производство товаров длительного пользования окажется в положении аутсайдера. Тут мы будем всё больше отставать от развитых стран.

Иностранцы интересуются, но опасаются

— Вы согласны с заявлением премьер-министра Михаила Мишустина, что активы российских компаний продолжают быть интересными для зарубежных инвесторов, поскольку в России одна из самых надёжных в мире энергосистем, которая поддерживает конкурентоспособные возможности для промышленности?

— Безусловно, российская промышленность, и российская торговля, и многие другие сферы представляют большой интерес для потенциальных инвесторов. Неслучайно и в девяностые годы, и в начале нулевых к нам пришло большое количество иностранных инвесторов. Тот же Калужский автомобильный кластер, Калининградский автомобильный кластер — это всё реальность. Просто сейчас они ушли.

Поэтому в принципе многие сектора российской экономики и сам российский рынок, безусловно, представляют интерес для иностранцев, но я не очень себе представляю инвестора, который готов прийти в страну, ведущую боевые действия. Не очень себе представляю инвестора, который готов прийти в страну, где большие проблемы с защитой прав собственности. Они были не всегда. Это одна из серьёзных проблем в целом нашего инвестиционного климата, о чем вам любой российский предприниматель расскажет на живых примерах.

Налоговое администрирование наш уважаемый президент Владимир Путин как-то назвал "налоговым рэкетом". С тех пор ситуация ухудшилась. Теперь можно без решения суда арестовывать счета предприятий, ставить их на грань банкротства. Следственный комитет получил право возбуждать уголовные дела по налоговым правонарушениям без учёта мнения налоговой инспекции. Наше налоговое администрирование, конечно, нуждается в кардинальном изменении.

Много говорили эксперты о том, что нам, конечно, надо кардинально улучшать инвестиционный климат. Но всё это было до последних событий. Теперь появились сильные дополнительные негативные факторы, поэтому у меня большие сомнения вызывает то, что в Россию сейчас потоком хлынут иностранные инвестиции.

Comentários


Избранные посты
Архив
Поиск по тегам
Тегов пока нет.
bottom of page