"ЖИЗНЬ САМА СОБОЙ УЖЕ НЕ НАЛАДИТСЯ"

На фоне развивающегося в России экономического кризиса тревожные ожидания усилило снятие международных санкций с Ирана: в соцсетях сейчас много говорится о неизбежности нового падения цен на нефть, что, возможно, повлечет за собой и очередную девальвацию рубля, дополнительный рост инфляции и дальнейшее ухудшение уровня жизни. Что ждет нас всех дальше? Юлия Мучник выясняла это у Андрея Нечаева — экс-министра экономики России, председателя партии «Гражданская инициатива».

Нечаев

Для начала, про самое экзистенциальное сегодня: нефть, по Вашим прогнозам, в ближайшие дни упадет до скольки долларов за баррель и сколько она будет стоить в течение года в среднем?

Мой покойный друг Егор Тимурович Гайдар говорил, что прогнозировать цены на нефть занятие очень опасное для профессиональной репутации экономиста: угадаешь - никто не вспомнит, а не угадаешь - все будут тыкать пальцем. Я профессионально не занимаюсь этой темой и могу только ссылаться на убедительность и неубедительность других экспертов. Один из банков дал недавно прогноз — 10 долларов за баррель. Мне это представляется преувеличением в худшую сторону. Я думаю, что в итоге в течение года нефть несколько раз коснется цены 24-25 долларов за баррель, но в целом будет колебаться в диапазоне от 30 до 40 долларов.

Когда Вы были министром экономики в 1992 - 93 гг. нефть, напомните, стоила сколько?

От 8 до 12 долларов за баррель. Уже цитируемый мной Егор Тимурович говорил, что управлять экономикой страны при цене 10 долларов за баррель и 110 долларов за баррель — это совершенно разные задачи.

На фото: (слева направо) Андрей Нечаев, Егор Гайдар и Анатолий Чубайс

Ну, вот нынешние российские власти управляли страной при цене 110 долларов и выше. Как Вам кажется, способны ли они сколько-нибудь адекватно ответить на сегодняшний вызов?

Знаете, «Гайдаровский форум», который только что закончился, в этом смысле для меня был довольно показательным. Это, пожалуй, первое мероприятие с начала кризиса, на котором и все министры экономического блока, и премьер-министр, все-таки, продемонстрировали осознание того, что ситуация крайне скверная. До этого мы слышали от них, что дно пройдено и скоро начнется бурный экономический рост. Еще в послании Федеральному собранию эти слова произносил президент. То есть, у них все время было это внутреннее ощущение...

Что все отскочит назад, как случилось в 2008-2009?

Да, что надо пересидеть любой ценой. В 2008-2009-м удалось же пересидеть. И сейчас надо поступить так же, заткнуть какие-то наиболее зияющие дыры, не допустить какого-то социального взрыва и постепенно жизнь наладится. Вот сейчас, похоже, у них наступает осознание того, что жизнь сама собой уже не наладится. Что период низких цен на нефть - это надолго, и что мы вступили в новую экономическую реальность.

Это «конец нефтяного века», как кто-то недавно выразился?

Это одно из возможных высокохудожественных определений нынешнего исторического этапа. Но главный вопрос не в определениях, а в том, какие за этим последуют практические действия. Причем, не правительства. Понятно, что не там принимаются стратегические решения. Они там — в правительстве — могут долго дискутировать, каким должен быть секвестр бюджета и, вообще, бюджет, а потом они идут к президенту, и все решения принимает на самом деле он. Так устроена наша власть сейчас. И эта власть сейчас стоит перед развилкой. Либо пойти на реальную, не вербальную, а именно реальную либерализацию экономики, и создание того, что называется благоприятным предпринимательским климатом. Либо попытаться закрутить гайки. Как Владимир Лисин [Владелец Новолипецкого металлургического комбината, обладатель состояния $11,6 млрд (прошлогодняя оценка Forbes) - примечание редакции] на «Гайдаровском форуме» со злой иронией говорил: раз уж у нас на 70 процентов экономика государственная, ну давайте тогда возродим Госплан, Госснаб и начнем пятилетками планировать, как раньше. Зачем имитировать рыночную экономику, которая уже в по